Понедельник, 22 июля, 2024

Чубашенко: Комратская история – поучительный пример не только для Оргеева, но и для Тараклии, Бельц, Кишинева, для всей Молдовы

Сейчас читают

Народное собрание Гагаузии приостановило процедуру утверждения нового состава исполкома автономии. Это не только сигнал скрывающемуся за рубежом бизнесмену и политику Илану Шору – «ты слишком рано возомнил себя единоличным правителем (и) Гагаузии», – но и поучительный пример для Оргеева – и не только.

В мае на выборах главы Гагаузии победу одержала Евгения Гуцул, кандидат от партии ШОР, которая (партия) в июне была объявлена вне закона Конституционным судом. Победу Гуцул подтвердили Центральная избирательная комиссия и Народное собрание Гагаузии, в Комрате прошла церемония инаугурации нового башкана. Республиканские власти эту победу пока не признали – президент Майя Санду отказывается издать указ о назначении Гуцул членом правительства по должности, и в здание самого правительства в Кишиневе ее не пропускают.

«А как же мы, Малыш?»

В самой Гагаузии «команда Илана Шора»начала раздувать культ личности «нашего Лидера Илана Шора», как это делалось раньше в Оргееве, Оргеевском районе и в Тараклии, где представители этой партии завоевали местную власть. В Израиль потянулись «ходоки» из Гагаузии к Шору, который всячески демонстрирует, что теперь он и в автономии, как и в Оргееве с Тараклией, главный. Мол, есть, конечно, и тут какие-то формальные органы власти, но все они должны подчиняться ему – «духовному лидеру» всего этого конгломерата партий, социальных магазинов, средств массовой информации, примэрий и местных советов под условным названием «Партия Шора».

В привычной ему нагло-агрессивной манере Шор провел отбор членов исполкома (своего рода правительство автономии) и лично представил его с телемонитора, установленного перед зданием этого самого исполкома в Комрате. Народному собранию (своего рода местному парламенту) предложили автоматически проштамповать решение об утверждении состава исполкома. Но тут произошла осечка.

Депутаты Народного собрания Гагаузии (НСГ), собравшись на заседание, исключили из повестки дня вопрос об утверждении исполкома. Они объяснили это тем, что не надо торопиться, и что следует соблюдать установленные процедуры, в частности, обсудить кандидатуры в члены исполкома с НСГ, а не просто ставить законодательную власть автономии перед свершившимся фактом, предлагая безоговорочно утвердить дистанционно объявленный Шором состав местного правительства.

Любой, кто хотя бы поверхностно знаком с политической жизнью в Гагаузии, понимает, что она устроена довольно сложно, несмотря на небольшие размеры самой автономии и ее населения.

Во-первых, там существуют региональные особенности, которые проявляются в постоянном соперничестве «комратских», «чадыр-лунгских» и «вулканештских». Каждый населенный пункт в Гагаузии имеет свои особенности, и к нему нужен свой особый подход.

Во-вторых, в автономии есть разные группы бизнес-интересов, которые тоже постоянно конкурируют между собой. Эти группы завязаны на внешних партнеров, которые также могут соперничать друг с другом.

В-третьих, разные политики в Гагаузии могут иметь разных партнеров за ее пределами, как в Молдове, так и за рубежом. Эти внешние силы также пытаются влиять на внутренние процессы в автономии.

В Гагаузии сформировалась своя местная элита, представители которой постоянно соперничают, но и находят общий язык, сотрудничают друг с другом. Иногда этот процесс бывает очень шумным, вплоть до рукоприкладства, но худо-бедно он продолжается уже более 30 лет.

И тут появляется какой-то Шор и заявляет гагаузам: «Теперь всем тут буду заправлять я!». Ответ представителей гагаузской элиты, заседающих в НСГ, не заставил себя ждать: «Так не пойдет. Ваша Евгения Гуцул хоть и выиграла выборы, но это еще ничего не значит. Просто так сесть нам на голову у вас не получится». Если перефразировать Карлсона – «А как же мы, Малыш, неужели мы хуже твоего башкана?».

Шоровская пропаганда уже объявила депутатов НСГ «агентами» центральной кишиневской власти, которые саботируют «народное волеизъявление», проявившееся в избрании башканом кандидата от партии Шора. Это очень примитивный подход, который с местными политиками не пройдет. Они-то прекрасно видели и понимают, какой «смазкой» было смазано это самое народное волеизъявление. Рассказывать сказки про то, что все на башканских выборах было «по чесноку», можно кому угодно, но только не местным кланам и группировкам.

Комратский пример того, как местные политики ставят (по крайней мере, пытаются ставить) на место Шора, очень поучителен для других регионов Молдовы. В особенности, для Оргеева, с которого, собственно, и начиналось восхождение Шора к верхним этажам молдавской политики.

От «Vatra neamului» до вотчины Шора

У Оргеева и Оргеевского района когда-то была репутация одного из самых «национально-патриотических» регионов. Здесь были очень сильны позиции Народного фронта и тех политических сил, которые вышли из этой «шинели» общего «национально-освободительного движения». Многие оргеевцы, которые называли свой регион «Vatra neamului» («Очаг нации»), раньше других объявили себя румынами и унионистами. Стотысячный район был крупным «поставщиком» участников всех кишиневских митингов за национальные, демократические и европейские ценности.

Так было до тех пор, пока свой глаз на Оргеев не положил Шор. После скандала с «кражей миллиарда» из молдавских банков в 2014 году, в следующем году Шор баллотировался в примары города и выиграл выборы с первого тура с результатом в 62 % голосов. Все оргеевцы тогда признавали, что голосовали за этого кандидата, потому что он обещал превратить город в «конфетку», и люди поверили в это потому, что Шор имел репутацию «человека с деньгами».

Шор, менеджерские способности которого все признают, в качестве примара, действительно, много сделал для развития Оргеева. Здесь ремонтировались дороги, устанавливалось уличное освещение, была налажена работа общественного транспорта, убирался мусор.

Тогда же родился знаменитый оргеевский мем: «Может быть, Шор и вор, но он с нами делится. Другие воруют только для себя». Шору создали имидж этакого «молдавского Робин Гуда», у которого денег куры не клюют, и который помогает бедным молдаванам. Противники Шора обвиняли его в популизме, и в том, что он тратит деньги, полученные от «кражи миллиарда» для того, чтобы подкупить избирателей и отмыть свою репутацию. Но Шору было все равно.

Опыт покорения «очага нации» в Оргееве Шор перенес сначала на весь Оргеевский район, а потом и на всю страну. Партия Шора дважды получала свою фракцию в парламенте, на выборах в 2019 и 2021 годах. Кандидат от партии выигрывал выборы примаров Тараклии и Бельц (выборы в северной столице были отменены судом).

Последним «алмазом» в «короне» Шора стала завоеванная должность главы Гагаузии. Но может случиться так, что как раз Гагаузия сломает повсеместно отработанный шаблон – получать за свои деньги все.

«Мы были его рабами»

«Я ушла, потому что поняла, что все кончено, я больше не могу. У меня были серьезные проблемы с сердцем, у меня была тахикардия. Я часто шутила с ним, что рабство было объявлено вне закона 300 лет назад, но он говорил: „Это вам так кажется”. Мы были его рабами. В 4 утра я была на совещании и сидела под его дверью. Нас вызывали в час ночи, и мы могли сидеть под дверью до четырех утра всей командой», – это признание принадлежит одному из бывших пресс-секретарей Шора.

Она призналась также, что «к Шору я пошла за деньгами, потому что он дал мне зарплату, которую в этой стране имеют считанные люди».

Если этот бывший сотрудник Шора говорит правду (а зачем ему сочинять?), эта история, помимо того, что Шор считает, что за свои деньги он может получить все, что угодно, показывает, что он просто самодур, который презирает людей. Зачем, спрашивается, проводить рабочие совещания по ночам? У нас война, а Шор верховный главнокомандующий? Никакого практического смысла в таком рабочем графике нет, не говоря уже о том, что это наверняка нарушает трудовое законодательство.

Объяснение может быть только одно: Шор относится к тем, кому он платит деньги, как к своей собственности, как к крепостным, которых он может заставить делать все, что ему заблагорассудится.

Чем зарубежные гранты лучше «денег Шора»?

Главное во всей этой истории – деньги.

Есть люди – дерзкие, наглые, бессовестные, – которые убеждены в том, что за деньги можно купить все – других людей, партии, государственные должности, само государство. Но если есть те, кто покупает, то есть и те, кто продается. То, что люди готовы сами выступать в роли «товара», еще прискорбнее, чем то, что существуют «покупатели» на такой «товар».

И еще один закономерный вопрос: а чем зарубежные гранты лучше «денег Шора»? Широкая сеть неправительственных организаций, средств массовой информации, экспертов, консультантов, блогеров в Молдове существует на деньги западных правительств и фондов. Эти люди составляют ядро сторонников действующей власти. Многие из активистов, подвизавшихся в НПО, сами становятся депутатами, министрами, государственными чиновниками.

Зарубежные гранты считаются как бы «чистыми» деньгами, но суть дела от этого не меняется: те, кто эти деньги выделяет, считает, что он имеет право получить от этих инвестиций желаемый результат, а те, кто эти деньги принимает, соглашаются на этот результат работать. Это подтверждается многочисленными конкретными фактами.

Ратификацию Стамбульской конвенции, которая легализует гендерную теорию и практику, смену пола и пропаганду ЛГБТ, в том числе в учебных заведениях, в парламенте активнее всего продвигали те, кто до того, как стать депутатом, делал то же самое в НПО. Точно так же представители «гражданского общества», существовавшие за счет зарубежных грантов, продвигают в парламенте и правительстве евроатлантическую интеграцию, отмену нейтралитета и присоединение к НАТО, русофобию, отказ от диалога с Приднестровьем и той же самой Гагаузией.

Отношение тех, кто продвигает определенные интересы на «чистые» средства зарубежных грантов, к тем, кто служит интересам Шора на его «грязные» деньги – это что-то вроде поведения женщины, которая считает сама себя «порядочной» и с осуждением тычет пальцем в «плохих женщин с пониженной социальной ответственностью». А те в ответ говорят: «Сама такая!».

Комратская история про то, как депутаты НСГ не готовы просто так продаваться (во всяком случае, пока, что будет дальше, неизвестно), – хороший пример для Оргеева, и не только для Оргеева, но и для Тараклии, Бельц, Кишинева, для всей Молдовы. Пример, урок и призыв: «Дорогие молдаване! Не продавайтесь так легко и кому попало за пригоршню монет за голос на выборах или за жирный иностранный грант!».

Дмитрий Чубашенко

Подписаться
Уведомление о
guest

0 комментариев
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Последние новости

Адвокаты Евгении Гуцул оштрафованы судом за то, что покинули зал заседаний до окончания слушаний

Обмен репликами на судебном заседании, в котором башкан Евгения Гуцил обвиняется в сознательном получении финансирования бывшей партии «Шор» организованной...
- Реклама -spot_img
- Реклама -spot_img

Другие похожие новости