Вторник, 27 февраля, 2024

«Нет желания у гагаузской власти быть открытой» – депутат Народного собрания ответил на вопросы жителей

Сейчас читают

Депутат Народного собрания Гагаузии Александр Тарнавский в воскресенье, 4 февраля, встретился с избирателями, чтобы отчитаться о проделанной работе и пообщаться с ними. Мы побывали на этой встрече и записали, что интересует, беспокоит жителей и чего они желают.

Почему башкан является еще и руководителем Исполкома?

– У нас глава Гагаузии является и главой Гагаузии, и руководителем Исполнительного комитета – то есть и «премьер-министром», и «президентом» в одном лице. Есть идея в том, чтобы разделить эти полномочия, потому что, как правило, башкан – это политик. Политик – не всегда хороший менеджер. Все это упирается в то, что необходимо изменить два основополагающих закона. Это закон Республики Молдова Об особом правовом статусе Гагаузии и Уложение Гагаузии.

Мы подготовили комплексную реформу Уложения Гагаузии, но, к сожалению, нет политической воли у депутатского корпуса, потому что не только этот вопрос обсуждается, но и о сокращении количества депутатов. И я помню, когда мы с вами шли на эти выборы, все поддерживали эту идею, потому что 35 депутатов для маленькой Гагаузии – это, скажем так, чрезмерно. И я в пример привожу Тирасполь, где в три раза больше регион по населению, и там 33 депутата. Зачем 35 депутатов для Гагаузии?  Есть предложение моё, чтоб их осталось 11, но нет политической воли, то есть не все депутаты хотят за это голосовать.

И тут, к сожалению, надо убеждать избирателям, в том числе депутатов. Каждый, представляющий маленький населённый пункт, не хочет, чтоб населенный пункт оставался без депутата. И это большая проблема Гагаузии, потому что получается, что депутат представляет своё село, но не представляет Гагаузию. <…> [На позиции депутата НСГ] ты уже идешь решать проблемы региона во взаимоотношениях с Кишиневом – это немножко другой подтекст и совсем другая ответственность.

Какова ситуация с оспариванием нового закона о возмещении НДС?

С 1 ноября 2023 года действует новый закон, согласно которому НДС экономическим агентам из Гагаузии должен возмещаться из местного бюджета автономии, а не из национального бюджета, как это было раньше. В настоящее время Исполком пытается оспорить решение Кишинева в Конституционном суде. По словам Тарнавского, если решение Парламента оставят в силе, бюджет автономии в 2024 году будет сокращен на 133 млн леев, то есть более, чем на 30%. Это, в свою очередь, скажется на реализации социальных программ.

– Самая последняя соломинка была не в том, чтобы бастовать у Конституционного суда, а в том, что у нас очень много внешних партнёров и друзей, которые не дали бы Республике Молдова это сделать. Но сейчас структуры Европейского союза не могут помогать Гагаузии – и не могут помогать только потому, что башкан Гагаузии ассоциирует себя с Иланом Шором.

К сожалению, против Илана Шора введены санкции Европейским союзом и многими другими государствами. И, пока башкан Гагаузии будет представлять интересы Илана Шора, а не народа Гагаузии, никто нас защищать не будет. Кишинев воспользовался этой слабостью Гагаузии и принял такое жёсткое решение. Поэтому тут проблема не только в Кишиневе, но и в нас самих.

И вообще мы очень любим говорить, что все проблемы в Кишиневе, а мы тут белые, пушистые и хорошие люди, и в то же время ездим в Израиль, встречаемся с этим человеком, фотографируемся, проводим видеосъёмки. Так нельзя. Мы не будем никого судить, но страна считает, что этот человек нанёс вред конституционному строю Республики Молдова и виновен в мошенничестве. И когда руководство Гагаузии напрямую с ним сотрудничает, сложно найти партнёров, которые будут защищать нас в этой ситуации.

Почему закрыли «Вести Гагаузии» и где старшему поколению теперь узнать о местных законах?

В декабре прошлого года была проведена реорганизация «Вестей Гагаузии», в ходе которой издание прекратило выпускать бумажную версию. По словам обеспокоенного жителя, старшие поколения могли ознакомиться с изменениями в местном законодательстве на страницах этой газеты, а теперь не знают, где получать эту информацию.

–  Газета [Вести Гагаузии] с каждым годом теряла подписчиков, и это не секрет. Очень резко сократилось количество подписчиков, и идея была в том, чтобы создать некоторый конгломерат издательский в Гагаузии. Чтоб это было типа Moldpresa: и газета, и официальный бюллетень, и возможность давать пресс-конференции. То есть идея была хорошая. К сожалению, эту идею не все поддержали.

Ответ Тарнавского дополнила представитель газеты. По ее словам, выпуск печатного издания можно было бы возобновить, но на это нет читательского спроса, а себестоимость газеты сильно возросла – в том числе из-за подорожания почтовых услуг. При этом все местные законы продолжают публиковаться на сайте издания.

Почему каждый башкан меняет Исполком «под себя»?

– Башкан, когда приходит на четырехлетний мандат, она или он приходит со своей командой – так гласит закон. Но, наверное, это нормально. В любой стране, когда меняется исполнительная власть, этот человек приходит с командой своих единомышленников – для того, чтобы претворять ту программу, которую они обещали людям.

Другое дело – состав этой команды. Есть критерии, есть нормы законодательства, которые предусматривают, какому необходимому минимуму должен отвечать кандидат. К сожалению, у нас Исполнительный комитет утверждён был по политическим мотивам, а не по профессиональным. Это моё личное мнение – поэтому я и не голосовал за этот Исполнительный комитет. Более того, Исполком был представлен Иланом Шором.

Какие шаги нужно предпринять, чтобы улучшить ситуацию в регионе?

– Ситуация все больше и больше усугубляется. Если у нас раньше был хоть какой-то диалог между Народным собранием и Парламентом в рабочей группе, мы своими руками этот диалог приостановили.

Башкана не принимают в Кишиневе, скажем так. В Гагаузию вообще никто не приезжает. Раньше, когда была Ирина Фёдоровна [Влах], нас уже смущало, что столько дипломатов приезжают в Гагаузию ежедневно, еженедельно. А сейчас вообще полная изоляция: ни на инаугурацию, ни на официальный праздник Гагаузии вообще общения не было.  И делать вид, что так и должно быть дальше, неправильно. Но и говорить о том, что во всём виноват Кишинёв – тоже неправильно. Потому что, когда проблема у нас в семье, мы же не начинаем соседа винить в этих проблемах, мы вначале должны разобраться, что у нас происходит.

<…> У нас было много разных башканов, они приходили кто-то от Партии социалистов, кто-то от коммунистов, кто-то от демократов – неважно, с какой-то политической поддержкой Кишинёва они все приходили. Но у всех башканов хватало мудрости после выборов сказать: «выборы прошли, спасибо тем политическим силам, которые мне помогали, но дальше я должна/должен представлять всю Грузию». Правильно? <…> Ты становишься башканом, который представляет весь народ Гагаузии, и ты должен объединить этих людей.

Тарнавский считает, что самое главное для решения проблемы – это Евгении Гуцул нужно абстрагироваться от Шора, и гагаузским властям в целом – уважать Кишинев, а не считать его соперником.

«Кишинёв – это плохо»?

Продолжая рассуждения о ситуации в регионе и разладе с центральными властями, Тарнавский отмечает, что у так называемой гагаузской политической элиты принято строить свою политику на противостоянии с Кишиневом.

– То есть, у нас всегда «Кишинёв – это плохо». Вот у нас есть программы питания старшеклассников, возмещения контрибуции, помощи в приобретении первого жилья. Почему в Гагаузии это есть, а в Кантемире нет? Или в Хынчештах, или в Кагуле? Потому что мы умнее их? Нет, потому что у нас больше финансовых возможностей, потому что страна когда-то оставила все общегосударственные налоги – и НДС, и прибыль – в Гагаузии. Этого нет нигде: ни в Бельцах, ни в Кишиневе, ни в Унгенах.

Но единицы у нас в Гагаузии говорят спасибо Кишинёву за то, что это есть. Мы только говорим, что Кишинёв плохой. Безусловно, есть миллион вопросов, <…> но это всё должно быть в конструктивном диалоге, c уважением, а не просто в обвинении всё время Кишинева.

Нужен дифференцированный подход в реализации соцпрограмм

Некоторые жители озадачены тем, что программами помощи населения пользуются в том числе и те, кто мог бы обойтись без этой поддержки. В пример приводят бесплатноепитание для старшеклассников. Или тысячу леев школьникам к 1 сентября: вместо того, чтобы раздавать эти деньги «всем», можно было бы дать больше денег тем, кто действительно в этом нуждается.

– Вот закон, который мы написали по помощи детям на 1 сентября – помощь по нему оказывается только по заявлению родителей. То есть мы сразу говорили: те родители, у которых [нет острой потребности], не пишите, пожалуйста, заявление. Но написали под 95%, если не больше. То есть у нас все люди считают, что они нуждаются. И это очень сложно разделить: кто нуждается, а кто не нуждается. И вы знаете, что сейчас компенсации по газу дают. Так вот, 80% людей попали под самые высокие категории [уязвимости], потому что у нас страна бедная – действительно сложно сказать, кто нуждается, а кто нет.

Хотя [в Вашей позиции] есть, безусловно, логика, потому что вот, например, освобождение всех от обязательной оплаты садиков. 200 леев в месяц за ребенка у моей семьи, у многих семей, с которыми я общаюсь, есть. Зачем нас освободили от этой платы, я не совсем понимаю. Учитывая, что сокращение бюджета будет, нам надо будет думать над тем, чтобы сделать это более дифференцированно.

Что касается питания старшеклассников, здесь сложнее сделать дифференциацию, потому что ребенок находится в школе 8 часов вне зависимости от того, в богатой он семье или не очень. <..> И ребёнок 8 часов без питания, даже если он из богатой семьи, испытывает проблемы со здоровьем.

Почему заседания местной власти стали закрытыми, а нормативные акты сложно найти?

– Давайте честно будем говорить, последние заседания Исполнительного комитета закрытые, они вообще не транслируются. А хочет ли наша гагаузская власть открытости? Большой вопрос. У нас во всем виноват Кишинев, да? Но заседание Парламента и Правительства мы смотрим онлайн. Может, нам не нравится то, что мы там видим и слышим, но каждый может это увидеть. В Гагаузии у нас, действительно, как будто оборонный комплекс. Это закрытость от людей, понимаете? Нет желания у гагаузской власти быть открытой.

<…> Что касается наших нормативных актов, сделано несколько шагов вперед, и сейчас на официальном сайте [НСГ] легче доступ к нормативным актам Гагаузии. Но проблема в том, что многие нормативные акты для людей приняты не Народным собранием, а в Исполкоме, и они фактически засекречены. У нас, например, компенсируют учёбу в Медицинском институте, в Техническом университете. И у нас кто-то знает об этом, а кто-то не знает, хотя закон для всех.

Поэтому в своём отчёте я сказал о законе, где объединяются все социальные выплаты, все социальные нормативные акты для того, чтобы все люди имели доступ к этим нормативным актам. Будет ли это исполнено в жизнь? Не могу сказать, потому что, например, закон о прозрачности госзакупок, когда Народное собрание и Исполком должны публиковать все контракты о приобретениях, не исполняется – хотя закон принят, подписан, опубликован. Нет санкций к тем, кто его не исполняет.

Подписаться
Уведомление о
guest

0 комментариев
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Последние новости

В таком виде принимать нельзя. Тарнавский о проекте закона Исполкома и контроле над Интернет-СМИ

Вице-спикер Народного собрания Александр Тарнавский считает, что решение Исполнительного комитета взять под контроль Интернет-пространство противоречит республиканским законам и, в...
- Реклама -spot_img
- Реклама -spot_img

Другие похожие новости