Воскресенье, 15 мая, 2022

Почему молдаване не протестуют против роста тарифов и цен

Сейчас читают

Депутат НСГ Сергей Чимпоеш в программе «Persona»

Депутат Народного Собрания Гагаузии Сергей Чимпоеш выступил в программе "Persona".  Если в адрес жителей автономии будет составлен протокол о...

Бензин приблизился к отметке в 29 леев, а дизтопливо — к 28 леям

Национальное агентство по регулированию в энергетике (НАРЭ) 10 мая опубликовало новую максимальную стоимость бензина и дизтоплива, которая будет действовать...

В Молдове состоялся масштабный автопробег: Победа — одна на всех!

Акцию анонсировал на своей странице в социальных сетях председатель общественного совета "За свободную Родину" Игорь Тулянцев и одна из...

Компания Moldovagaz просит Национальное агентство по регулированию в энергетике повысить с 1 января тариф на газ для бытовых потребителей до 15,6 лея за кубический метр, или 765 евро за 1000 кубометров. Это выше, чем в любой европейской стране к западу от Молдовы, не говоря уже о ее восточных соседях — бывших советских республиках. Речь не только о богатых энергоресурсами государствах — России, Азербайджане, Казахстане, Туркменистане, — но даже о находящейся в фактически состоянии войны с Россией Украине.

Тарифы на газ, тепло, электроэнергию, цены на бензин и дизельное топливо, вообще цены на все в Молдове не совместимы с мало-мальски достойной человеческой жизнью, сохранением экономики и социальной сферы, в конечном итоге, выживанием самого государства. Эти тарифы и цены доводят людей до состояния скота, которым движут инстинкты удовлетворения самых примитивных потребностей — не голодать и не мерзнуть. О каком-то развитии экономики, науки, культуры, образования, здравоохранения говорить не приходится.

При всем при том мы не наблюдаем массовых протестов населения против проводимых против него античеловеческих социально-экономических экспериментов, граничащих с геноцидом. Скорее всего, таких протестов и не будет. Над молдаванами уже смеются люди в других странах — сколько они могут терпеть издевательства над собой? — но мамалыга все равно не взрывается. Почему так происходит?

Во-первых — традиция. Точнее, полное отсутствие традиций борьбы молдаван за свои социально-экономические права. Молдаване — терпеливые люди, во многом это объясняется крестьянскими корнями большей части населения. В селах и сегодня живут во многом натуральным хозяйством. Печку есть чем протопить, бочки в погребе заполнены вином, полки ломятся от консервов, птица, скотина тоже есть. Так можно пережить и ядерную войну, не только «нашествие» «Газпрома».

Двигателем массовых протестов в Молдове всегда был столичный город Кишинев. Но эти протесты носили не социально-экономический, а политический и геополитический характер с сильным «привкусом» этнической составляющей.

Вначале, в конце 80-х-начале 90-х, была борьба за перестройку, демократизацию, родной язык, латинскую графику. После развала СССР и обретения независимости никаких массовых протестов 10 лет не наблюдалось. Рецидив случился в 2002 году, когда коммунисты попытались ввести в учебные программы предмет «История Молдовы», и в 2003 году, когда тогдашний президент Владимир Воронин попробовал подписать с Россией «план Козака», то есть решить приднестровский вопрос через федерализацию.

После этого протесты снова затихли на шесть лет. В следующий раз протестный «вулкан» пробудился 7 апреля 2009 года. И снова шесть лет тишины. В 2015-2016 году в Кишиневе был установлен палаточный городок, участники которого протестовали против «кражи миллиарда» и «режима Плахотнюка». Тот протест во многом носил лубочно-театральный характер с элементами «договорняка» с тогдашней властью. 20 января 2016 года протестующие ворвались в парламент, пытаясь не допустить утверждения «ночного правительства» Плахотнюка/Филипа, но то правительство было поддержано западными «партнерами по развитию», и протестующие как в парламент зашли, так из него и вышли. В конечном итоге, Плахотнюк покинул Молдову не из-за политических протестов самих молдаван, а потому, что «Пошел на турбинку!» ему сказал американский посол, и олигарх пошел — как раз в США, что было для него ссылкой: в Америке миллиардеров, как грязи, а в Молдове он был такой один.

Вторая причина того, что в Молдове не бывает массовых протестов с социально-экономическими требованиями — отсутствие политических сил, которые такие протесты могли бы организовать. Протесты у нас носят нишевый и секторальный характер. Протестуют по отдельности то аграрии, то маршруточники, то таксисты, то адвокаты, то еще кто-нибудь, но такого, чтобы все объединились, сформулировали какие-то общие требования к властям и попытались их добиться на всеобщем протесте — такого не бывает.

От роста тарифов больше всего страдают жители городов, в первую очередь, столицы. Кишинев — это электоральная «крепость» режима президентки Майи Санду, ее партии PAS и их правительства, то есть тех самых, кто и повышает тарифы. У сторонников этого режима в Кишиневе происходит раздвоение личности. С одной стороны, они страдают от роста тарифов, цен и нищеты точно так же, как и политические оппоненты Санду. Но протестовать против этой власти они не могут по идейным соображениям, потому что это их власть. Как выразился один сторонник Санду: «Я буду жрать дерьмо, но все равно буду поддерживать PAS». И таких много. Это политический мазохизм — ты выбираешь власть, она над тобой издевается, а ты продолжаешь ее поддерживать, — но такова реальность.

Главной формой протеста молдаван против тяжелой жизни является эмиграция. В поисках лучшей жизни они уезжают в другие страны, по преимуществу, европейские. Оказавшись в Европе, они становятся сторонниками «проевропейских сил» в Молдове, то есть избирателями Санду и PAS, которые обещают сделать жизнь на родине, как в Европе. По факту жизнь в Молдове становится все хуже, и хуже, и хуже. Она не только не приближается к европейскому уровню, но и опускается до уровня самых бедных стран Азии и Африки. Но молдаване, которые сбежали от всей этой деградации у себя дома в Европу, не хотят признаваться самим себе в том, что их надеждам не суждено сбыться. Мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус.

Третья причина, почему в Молдове не будет никаких массовых социально-экономических протестов, заключается в геополитическом контексте. В сегодняшнем глобальном противостоянии России с Западом действующая кишиневская власть встроена в общую прозападную и антироссийскую матрицу, которая рискует стать военным окопом. Чрезвычайное положение введено в том числе для того, чтобы запретить массовые акции протеста, ввести цензуру и подавлять демократию. После чрезвычайного положения могут ввести и военное. Сторонники Санду на полном серьезе обсуждают возможность введения «в Бессарабию» румынских жандармов и натовских военных. Так появляется еще один демотиватор протестов — страх быть убитым. Люди будут готовы платить и по 2000 евро за 1000 кубометров газа — лишь бы не было войны.

Дмитрий Чубашенко

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Последние новости

Лавров: Последствия гибридной войны против России почувствуют все

Последствия объявленной Западом тотальной гибридной войны против России почувствуют все без исключения, заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. "Коллективный Запад...

Медведев: России «плевать на непризнание Западом новых границ Украины»

Замглавы Совбеза РФ Дмитрий Медведев заявил, что России все равно, будут ли признаны изменения границ Украины странами G7. По его мнению, важно лишь мнение...

Глава Нацбанка: «В стране уровень инфляции достигнет 31%»

Глава Национального банка Молдовы Октавиан Армашу заявил, что в третьем квартале 2022 года уровень инфляции достигнет 31%. При этом он считает, что рост цен...

Летом тариф на газ для потребителей может вырасти до 21 лея

В Молдове тариф на газ для конечных потребителей летом может вырасти до 21 лея за кубометр. MoldovaGaz в ближайшее время намерен обратиться с соответствующим...
- Реклама -
- Реклама -

Другие похожие новости