Понедельник, 4 июля, 2022

Скандал вокруг ЕБРР! Британские СМИ — о предполагаемых махинациях банка в Молдове

Сейчас читают

Военный эксперт назвал условия, при которых РФ распространит спецоперацию на Молдову

Полковник запаса Михаил Ходарёнок ответил на заявления украинских чиновников, которые опасаются распространения военной спецоперации России по принуждению к миру...

С чем Молдова пришла в СССР и с чем ушла из него?

В Молдове объем годовых инвестиций в основной капитал с 1940 г. по 1990 г. в сопоставимых ценах вырос в...

В НСГ предложили учредить особые номерные знаки для автомобилей, зарегистрированных в Гагаузии

Депутат Народного собрания Гагаузии Григорий Кадын считает, что для автотранспортных средств, зарегистрированных в автономии, нужны особые номерные знаки –...
  • Молдавская прокуратура инициировала два уголовных расследования в связи с вступлением ЕБРР во владение порта Джурджулешть, однако на сегодняшний день обвинение ещё никому не предъявлено.
  • Банк развития вложил значительные средства в порт до вступления во владение и сейчас отвергает все обвинения в нарушениях.
  • Бывший владелец порта заявляет, что рассматривает возможность подачи в суд на молдавское государство, в то время как бывший директор, который так же являлся номинальным владельцем порта, уже сделал это, оба в отношении противоречия кто должен владеть портом.
  • ЕБРР также вызвал споры в Молдове предыдущей банковской сделкой, не связанной с портом.

КИШИНЕВ – Прокуроры в Молдове расследуют возможное мошенничество с участием ведущих европейских финансовых структур, связанного с судебным разбирательством вокруг единственного порта страны.

Конфликт возник в мае 2021 года, после того как Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) со штаб-квартирой в Лондоне принял Международный Свободный Порт Джурджулешть под свое прямое управление от бывшего банкира ЕБРР, Томаса Мозера, который был управляющим порта и стал его владельцем как показывает отдельная судебная тяжба с первоночальным собствеником, Рафиком Алиевым из Азербайджана.

Алиев через свою компанию Bemol, одного из крупнейших операторов АЗС в Молдове, судится с ЕБРР в гражданских судах Молдовы. Также он обвинил в совершении уголовных деяний по подделке документов юристов и других агентов банка, а  Мозера в присвоении, которые, по сообщению Reporter, активно расследуются молдавской прокуратурой.

«Прокуратура по борьбе с организованной преступностью и особым делам осуществляет уголовное расследование» по двум отдельным обвинениям, связанным с жалобами Bemol относительно порта, сообщил Reporter официальный представитель учреждения в письме от 7 июня 2022. Одно из них это предполагаемое обвинение в хищении в составе организованной преступной группы, датируемое 2020 годом, и второе — это расследование 2021 года по предполагаемой подделке документов с участием двух или более человек. Такие данные следуют из письма и других юридических документов, полученных в разное время Reporter.

В письме прокуроров, датированного июлем 2021 года, с которым ознакомился Reporter, судебный исполнитель и нотариус, действуя от имени ЕБРР, были названы потенциальными виновниками подлога, однако поскольку никаких официальных обвинений не было предъявлено, Reporter не может назвать их имена. Мозер уже был публично обвинен местной прессой и судебными документами в присвоении, однако, ему так и не предъявили ещё официального обвинения, он же заявил Reporter, что невиновен.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ АКТИВ

Для стремящегося в ЕС правительства Молдовы, которое уже пострадало от последствий российского вторжения в Украину, на фоне продолжающегося экономического кризиса и огромного наплыва беженцев, спор вокруг порта является деликатным вопросом, не имеющим ясного решения: ЕБРР является крупнейшим институциональным инвестором страны, а порт — единственной гаванью страны. Будучи расположенным в месте географического пересечения Молдовы, Украины и Румынии, он предоставляет грузовым судам доступ в дельту Дуная, а затем в Черное море, позволяя перевозить жизненно важные грузы.

Поскольку военно-морская блокада России остановила всю торговлю, завязанную на порте Одессы, Джурджулешты приобрели стратегическое региональное значение, способствуя экспорту зерна из Украины, что является жизненно важным фактором для мирового снабжения продовольствием, наряду с поставками топлива в Украину, чтобы предотвратить полный крах ее экономики в борьбе с российской агрессией.

Иметь такой стратегический актив под облаком уголовных обвинений и гражданских исков как в Молдове, так и за рубежом (один недавний судебный процесс был в Амстердаме и завершился в пользу Bemol) — дополнительная проблема для прозападной администрации президента Майи Санду. Тем более, что она публично заявила, что не может занимать чью-либо сторону или вмешиваться в независимые судебные процессы.

Каким бы ни был исход уголовного расследования и более широкой борьбы за право собственности на порт, пострадают правительство, экономика и народ Молдовы. Страна уже входит в число самых бедных в Европе.

Алиев через своего представителя подтвердил Reporter, что, если он не сможет возместить свои потери в местных инстанциях, он воспользуется международными договорами, чтобы привлечь правительство в арбитражные суды, призванные защитить иностранных инвесторов от несправедливого отчуждения. Такое дело может стоить многострадальным молдавским налогоплательщикам десятки миллионов евро, Алиев говорит, что за эти годы он потратил на порт более 50 миллионов долларов.

«Наши иностранные юристы изучили это направление действий. Да, шансы [в нашу пользу] велики», — сообщил представитель. «Но мы пока избегаем судиться с государством Молдова, которое мы высоко уважаем и не хотим наносить ущерб, чтобы в эти трудные времена государственный бюджет не пострадал из-за нас». Представитель сказал, что Bemol инициировал около 10 гражданских исков в Молдове, чтобы отменить присвоение порта, атакуя различные аспекты ареста ЕБРР и управления компанией Мозером.

В своем заявлении сделанном в прошлом году, ЕБРР решительно опроверг все обвинения и, после того, как с ним связался Reporter перед публикацией данной статьи, указал, что «несоответствие», которое привело к одному из ложных обвинений, было «разъяснено» еще тогда Министерством юстиции.

Сам Bemol в медиа-расследовании был обвинен в отвлечении государственных средств, выделенных на развитие портовой инфраструктуры, на собственный топливный бизнес. Компания отвергает эти обвинения.

Опасности велики для всех сторон. ЕБРР – кредитная организация, основанная на соглашении и владеемая 69 странами, плюс Европейским союзом и Европейским инвестиционным банком – на данный момент предоставил 1,4 миллиарда евро для различных проектов в Молдове, что намного больше, чем другие иностранные организации, и остается ключевым финансовым партнером для хрупкого государства и зарождающегося частного сектора. Недавние проекты включают кредит в размере 24 млн евро на восстановление автомобильных и железных дорог и долю 20 млн евро в газопроводе, по которому импортируется газ из соседней Румынии. Война в Украине оттолкнула других инвесторов от прихода в Молдову, заявили представители правительства, делая страну еще более зависимой от финансирования развития от таких организаций как ЕБРР, Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Но расследование теперь ставит под сомнение репутацию ЕБРР в Молдове и за ее пределами. Если его уличат в неправоте, он может решить оспорить результат и сократить жизненно важные инвестиции в Молдову, а также предупредить другие влиятельные иностранные организации, чтобы они держались подальше от страны, опасаются правительственные чиновники.

Между тем, имеют место уголовные и гражданские процедуры в судебной системе, которая проходит реформу для укрепления своей независимости после многих лет политического вмешательства и коррупции при предыдущих правительствах и ареста по подозрению в злоупотреблении властью главного прокурора Александра Стояногло в конце 2021 года, расследование дела которого еще продолжается. Инсайдеры в ЕБРР заявили Reporter, что не верят в добросовестное расследование прокуратуры в отношении его контрагентов.

ЕБРР сделал много хорошего в посткоммунистической Восточной Европе, в том числе, как известно, руководил строительством ультрасовременного купола над поврежденной Чернобыльской атомной электростанцией, защищая окружающую среду от вредного излучения, все еще исходящего от взорвавшегося реактора.

Это также оказало модернизирующее положительное влияние на управление частным сектором в регионе, включая создание жизнеспособных финансовых фирм, которые продолжают поддерживать малый бизнес, в то же время способствуя продвижению гендерного и платежного равенства, улучшив условия труда и обучение персонала.

Но его поведение в Молдове вызвало немало удивлений, по крайней мере, в случаях, упомянутых в этой статье, и, в более широком смысле, он вызывает критику за предполагаемую неоправданную агрессию в своем подходе к инвестициям.

«Нас давно беспокоит то, как ЕБРР работает в Молдове», — заявил корреспонденту Reporter на условиях анонимности высокопоставленный правительственный чиновник. «Иногда он ведет себя скорее как жадный частный инвестор, чем как авторитетный банк развития».

В то же время, подчеркнул чиновник, правительство не желает вмешиваться в конфликт и предпочло бы скорейшего разрешения в судебных инстанциях.

ИСТОРИЯ ДВУХ ДОКУМЕНТОВ

Вопрос состоит в том, намеренно ли местные юридические представители ЕБРР подделали документы, чтобы ему было легче захватить порт у Bemol.

ЕБРР решительно отвергает обвинения и заявляет, что прокуратура не связывалась с ним. Он также утверждает, что целью сделки было «обеспечить безопасность» портовых операций на благо молдавской экономики.

«Мы категорически отвергаем подобные обвинения. ЕБРР, его сотрудники и юристы соблюдают самые высокие этические стандарты, добросовестность и надлежащее управление во всех деловых операциях», — говорится в заявлении ЕБРР для Reporter. «Мы оставляем за собой право подать в суд за любое порочащее, клеветническое или оскорбительное обвинение, если это станет необходимо».

Скандал начался в апреле 2021 года, незадолго до приобретения ЕБРР, когда Bemol подал заявление в уголовном порядке, в результате которого государственный прокурор по мошенничеству возбудил расследование о присвоении, которое продолжается и расширяется, включая подозрения в участии государственных служащих, о чем свидетельствуют документы, полученные Reporter.

Bemol потерял контроль над портом в мае. ЕБРР предъявил претензии, приобретя кипрскую компанию Thomo Invest, которая владела активом, на том основании, что Danube Logistics SRL, базовая компания владеющая портом, имеет задолженность перед ЕБРР, который долгое время поддерживал Джурджулешты в финансовом отношении. Приобретение Thomo Invest было осуществлено через гражданина Германии Томаса Мозера, бывшего сотрудника ЕБРР, который также работал на Bemol в качестве управляющего портом.

Расследование сосредоточено на том, использовал ли ЕБРР поддельный документ о регистрации долга, показывающий, что банк является совместным эмитентом долга с другим кредитором, Moldova Agroindbank (MAIB). Как совместный эмитент, банк развития будет иметь право претендовать на порт, если тот задержит выплаты.

Но Bemol утверждает, что документ поддельный. Он указывает на другую версию документа от 2013 года, ранее регистрированного в базе данных Минюста, в котором не упоминается ЕБРР. Вместо этого, документ Bemol показывает MAIB как единственного кредитора.

Bemol также утверждает, что если бы ЕБРР действительно располагал документом о регистрации долговой гарантии еще в 2013 году, как он утверждает, он мог бы использовать его в более ранних раундах реструктуризации долга порта до поглощения в мае. Тот факт, что этого не произошло, предполагает, что предполагаемая подделка была произведена до приобретения, по словам Bemol.

ЕБРР возражает, что несоответствие между двумя версиями связано с ошибкой передачи данных, которая произошла при оцифровке архива министерства. Он утверждает, что первоначальная бумажная версия содержала имена обоих кредиторов – то, о чем ЕБРР сообщил министерству юстиции. Представители ЕБРР также показали Reporter письмо от 30 июля 2021 года от представителя министерства, в котором признаются технические ошибки при передаче данных со стороны правительства. Тем временем, ЕБРР представил свою версию документа в общедоступную базу данных, которая была принята. В Минюсте отдельно подтвердили, что оно выдало это письмо.

Прокуратура отказалась отвечать на подробные вопросы о расследованиях или ее взаимодействии с сотрудниками или агентами ЕБРР. Но отдельно, в официальных документах, выданных в период с апреля 2021 года по конец 2021 года и увиденных Reporter, говорится, что у него есть «обоснованные подозрения» в том, что подлог был совершен с участием «решающих факторов в Европейском банке реконструкции и развития». Прокуратура не упомянула о явном IT-сбою, произошедшему в министерстве, ни в своих ответах Reporter ни во внутренних бумагах, увиденных Reporter.

Другие документы, полученные Reporter, показывают, что прокуратура назвала Bemol и Алиева «пострадавшими сторонами» или потерпевшими в процессах, дав им возможность добиваться последующего возврата.

Другие молдавские правительственные чиновники, знакомые с этим делом, отказались комментировать ИТ-сбой. Но они говорят, что ЕБРР должен был хотя бы прояснить вопрос о несоответствии, прежде чем начать процесс поглощение порта.

Нам так и не удалось связаться для получения комментариев с двумя фигурантами уголовного дела.

Mold-street.md, веб-сайт деловых новостей, управляемый журналистом-расследователем Ионом Пряшка, опубликовал в этом месяце статью, содержащую ранее не публиковавшиеся документы, которые предполагают, что расследование прокуратуры по подделке документов также распространяется на подписанные задним числом контракты и подмену схожих по названию холдинговых фирм, связанных с портом в период с 2013 по 2016 год, в то время как Мозер и Алиев сами боролись за его контроль.

НАШ ЧЕЛОВЕК В  МОЛДОВЕ

То, как Мозер стал владельцем и продал компанию-владельца порта, будучи всего лишь менеджером, — это отдельная история. Первоначально Мозер был представителем ЕБРР в Азербайджане, где он познакомился с Алиевым и «покинул корабль» чтобы помочь ему в управлении его компаниями в Молдове.

Он взял на себя управление молдавским бизнесом в 2005 году после того, как Алиев был заключен в тюрьму в Азербайджане за несвязанные преступления вместе со своим братом Фархадом, бывшим министром экономики, за которые он позже был оправдан, по сообщениям местных СМИ. Чтобы защитить свое имущество от конфискации азербайджанским правительством, Алиев назначил Мозера номинальным владельцем Bemol, который включал порт.

К тому времени, когда Алиев был освобожден в 2013 году, Мозер не собирался возвращать его обратно, что привело к гражданскому иску Алиева, которое завершилось решением против Мозера на 177 млн. молдавских леев (около 9 млн долларов) в 2021 году. К тому времени, Мозер покинул Молдову и сейчас проживает в Австрии, откуда он сказал Reporter через WhatsApp, что опровергает все обвинения против себя и что не намерен выплачивать сумму, постановленную по решению суда.

На вопрос, намерен ли он вернуться в Молдову, он ответил: «Нет. Нет планов проводить больше [sic] времени в стране, где «юстиция» может покупаться».

Алиев также обвинил Мозера в другом иске о хищении средств из порта для личной выгоды, что Мозер отрицает, но Верховный суд Молдовы принял правдивость этих обвинений в своем гражданском решении, безоговорочно удовлетворив требования о возмещении ущерба с Мозера.

В прошлом году Мозер подал иск против Молдовы в Европейский суд по правам человека, обвинив государственных чиновников в незаконном сговоре с Bemol. Ссылаясь на «существенные недостатки молдавского судебного разбирательства, которое установило финансовое требование Bemol», а также на предполагаемую причастность государственных служащих к фабрикации доказательств, он сообщил Reporter, что подал иск с требованием отменить судебное решение и убытки.

«В случае, если это сфабрикованное финансовое требование будет исполнено [где-либо], я буду добиваться от Республики Молдова компенсации связанных с этим убытков в ходе разбирательства в ЕСПЧ», — сказал Мозер, ссылаясь на 177 миллионов молдавских леев.

«Иск о возмещении якобы упущенной выгоды Bemol было сфабриковано Рафиком Алиевым после того, как я отказался дать ему согласие на продажу Danube Logistics», — заявил он.

Благодаря финансированию порта от ЕБРР наряду с собственным капиталом Алиева, Мозер сохранил тесные связи со своими бывшими коллегами из банка развития.

В марте 2021 года Bemol использовал судебного исполнителя, чтобы забрать порт у Мозера, ссылаясь на неоплаченное судебное решение. Двумя месяцами позже, другой судебный исполнитель сделал порт официальной собственностью ЕБРР, после того как он купил его у Мозера за сумму, которую обе стороны отказываются раскрывать на запрос Reporter.

В то же время ЕБРР активно лоббировал в правительстве Молдовы тонкие изменения в законах, касающихся контроля за отмыванием денег и обязательств «конечного бенефициарного собственника» по долгам дочерних компаний в их портфелях, что, по сообщениям местных СМИ, было сделано для того, чтобы вывести Мозера из-под исполнения решения суда.

На прошлой неделе веб-сайт Mold-street сообщил, что, основываясь на ранее неопубликованных переговорах между юристами ЕБРР и правительством, многолетняя кампания ЕБРР по внесению поправок в молдавское законодательство не увенчалась успехом из-за предупреждений местного представительства ЕС о том, что такие шаги будут иметь далеко идущие последствия, в том числе «снижение эффекта этого закона».

По состоянию на апрель 2022 года, бывший сотрудник ЕБРР по связям с общественностью в Молдове, Ольга Рошка (не связанная с автором этого отчета), была руководителем аппарата министра иностранных дел Нику Попеску.

Волкер Рекер, старший банкир ЕБРР в команде, отвечающей за порт, так же покинул организацию, хотя инсайдеры говорят, что его уход был частью более широкой программы добровольных оплачиваемых увольнений, чем последствием молдавских судебных разбирательств.

Повседневная деятельность порта продолжалась непрерывно на протяжении различных юридических разбирательств.

HOLLOW VICTORIA?

ЕБРР, с его стороны, не в первый раз нарушает этику, если не прямо закон, в Молдове.

В 2016 году, до того, как стало известно о причастности банка к проблеме порта, ЕБРР заявил, что хочет увеличить свою долю в Victoriabank, кредиторе со скандальной историей, с одной третью от 100%, став единственным владельцем. Тогда крупнейший пакет акций принадлежал Insidown Ltd, компании-фантому на Кипре, чей окончательный бенефициарный владелец официально не был объявлен. Аудиторы KPMG в то время предупредили, что настоящие владельцы банка, вероятно, будут отличаться от тех, кто фигурирует в нормативных актах компании.

Это не остановило ЕБРР совершить сделки с Insidown в 2018 году по его акциям в Victoriabank, через подставную компанию, которой европейский банк владел в Нидерландах совместно с румынским Banca Transilvania (BT). Позже BT стал основным акционером Victoriabank.

Banca Transilvania является ведущим румынским кредитором, совладельцем которого также является ЕБРР. Цена пакета предложенная Insidown, по данным прессы, составляла около 43,5 млн долларов, а заявленным на тот момент владельцем был российский бизнесмен.

Однако расследования СМИ, а затем и судебные, указали на олигарха Владимира Плахотнюка как на реального владельца Insidown в момент заключения сделки ЕБРР и BT. Неясно, знал ли ЕБРР о вовлечении Плахотнюка и отказался отвечать на подробные вопросы Reporter перед этой публикацией.

Плахотнюк — одна из самых противоречивых фигур в истории Молдовы. Основатель и бывший лидер Демократической партии Молдовы (ДПМ), находившейся у власти до 2019 года, сейчас находится в бегах после того, как парламентская коалиция отстранила его от власти. Он также был подвергнут санкциям США за коррупцию в 2020 году и сейчас находится в розыске в Молдове для ареста в связи с подозрением в причастности к «краже века» — мошенничеству, в результате которого в 2014 году из трех крупнейших молдавских банков исчезло около 1 миллиарда долларов, обанкротив их и привлекая экстренные государственные дотации.

Эта афера также вовлекла сложные управленческие операции со стороны Victoriabank, который якобы незаконно воспользовался государственными субсидиями, предназначенными для поддержки рушащейся банковской системы страны. Сам Плахотнюк был обвинен в захвате акций Victoriabank в рамках незаконной схемы, известной в регионе как «рейдерская атака».

Несомненно, Victoriabank стал хорошо управляемым, стабильным и прозрачным бизнесом после того, как его поглотили ЕБРР и BT. Но то, как была совершена сделка, создало правовую опасность для румынского банка, который завладел контрольным пакетом акций и который в 2019 году обнаружил себя в постановлении молдавской прокуратуры об аресте суммы в 1,9 миллиарда молдавских леев (почти 100 миллионов долларов) из-за предполагаемой причастности этого банка к скандалу 2014 года. Само постановление подверглось критике со стороны независимых экспертов как «явное злоупотребление».

Хорошо известный юрист из Молдовы, который отслеживал сделки по Victoriabank и порту, заявил на условиях анонимности, опасаясь расстроить ЕБРР, с которым он иногда работает, что «Европейский банк действовал так, как будто цели оправдывали средства».

«Лично я согласен с ними в том, что оба актива в их руках лучше, чем у предыдущих владельцев, но тем не менее скандал вокруг порта находится на другом уровне риска по сравнению со всем, что они делали раньше, например как дело Victoriabank».

Местный банковский аналитик, говоривший также анонимно, опасаясь репрессии со стороны ЕБРР, был откровенен: «Откуда ЕБРР знает, что на самом деле он не участвовал в акте косвенного отмывания денег?» рассказал он Reporter о приобретении ЕБРР Victoriabank. «Неопределенности в отношении бенефициарного владения этими акциями должно было быть достаточно, чтобы удержать их от сделки».

В ответ на вопросы Reporter об этой сделке, пресс-секретарь ЕБРР подчеркнула, что кредитор по развитию никогда не был мажоритарным акционером Victoriabank, но она не коснулась конкретных вопросов, поднятых в связи с должной осмотрительностью. «Мы остаемся миноритарным акционером и решительно поддерживаем Victoriabank», — сказала она, также указав на опубликованный в то время пресс-релиз.

Вышеупомянутые активы Victoriabank остаются замороженными, а юридические споры вокруг порта, вероятно, будут продолжаться годами, потенциально перерастая в международные суды с участием Алиева, или Мозера, или обоих в качестве истцов.

Тем временем, президент Санду и ее молодая команда, готовая к бою, могут в конце концов пожалеть о том дне, когда задолго до того, как они даже подумали об обретении власти, страна, не имевшая выхода к морю, решила углубить Дунай, чтобы получить доступ к судоходству через Черное море.

В этой связи, одно короткое заявление на сайте президента в июле прошлого года восточноевропейские наблюдатели восприняли как предупредительный выстрел.

В беседе с тогдашним новым главой ЕБРР Одиль Рено-Бассо «представители института президента в Кишиневе хотели отметить важность согласования в будущем бизнес-приоритетов ЕБРР с национальными приоритетами Республики Молдова».

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии

Последние новости

Нагачевский обратился к правительству: Вы перешли все границы

Заместитель мэра столицы Фадей Нагачевский обратился к действующей власти. "Вы показали, что можно нарушить любой международный стандарт и что...

Депутат НСГ Сергей Чимпоеш в программе «Диалог в студии»

Депутат Народного Собрания Гагаузии Сергей Чимпоеш выступил в программе "Диалог в студии" на радио ГРТ. Речь шла о политической, экономической ситуации в автономии и...

Депутат Николай Иванчук: Вянущая европейская морковка

Нынешняя власть усиленными темпами теряет доверие народа. По моим оценкам, если бы выборы были проведены в ближайшее воскресенье, то PAS набрала бы не более...

Цена газа в Европе приблизилась к $1 700 за 1 тысячу м³

Цена газа в Европе в ходе торгов на бирже в понедельник приблизилась к отметке в $1 700 за 1 тыс. куб. м, свидетельствуют данные...
- Реклама -
- Реклама -

Другие похожие новости